Еще одна порция сомнений

Нам остается добавить еще лишь одно. Вдумчивый читатель мог бы заметить, что во всех наших рассуждениях о световых лучах есть некий элемент наивного практицизма. На практике, — говорим мы,— световой луч является эталоном прямой линии, а поскольку он искривляется гравитацией, то, значит, сама гравитация связана с искривлением геометрии. Не слишком ли сильное ударение мы делали на словах «на практике»?

Ведь таким способом, ссылаясь на «практику», можно оказаться в сетях самых примитивных противоречий. «На практике» тот кусок Земли, который охватывает наш взгляд, является примерно плоским. Но ведь мы же не можем из этого сделать вывод, что вся Земля — плоская. «На практике» ложечка в стакане с чаем кажется изломанной, но ведь мы умеем, учитывая преломление света на границе между водой и воздухом, восстановить истинную картину. Нельзя ли аналогичным образом учесть и то «преломление» световых лучей, которое вызывается тяготением, и ввести соответствующую поправку?

Но что значит — ввести поправку? У нас есть способы убедиться, что Земля шарообразна, а ложечка в стакане не переломлена. Способы экспериментальные. Например, если подняться, как это было сделано космонавтами, на достаточно большую высоту, то с этой новой точки зрения шарообразность Земли становится заметной на глаз. А где же найти ту «точку зрения», которая позволила бы отсепарировать геометрию от тяготения? Какой опыт мог бы доказать, например, что «на самом деле» прямые остаются прямыми, пространство — «плоским», а искривляются лишь световые лучи? Ведь для такого опыта потребовался бы какой-то абсолютный эталон прямизны. Но его-то как раз и нет!

Но суть даже не в этом. Внимательный читатель мог бы задать еще и такой вопрос. Представим себе на минуту, что вообще никакого эталона прямых линий не существует, что, например, на Земле все Линейки — кривые и мы не умеем их спрямить. Что же разве от этого наша земная геометрия станет менее похожа на евклидову? Разве от того, что мы пользуемся не привычной прямоугольной декартовой координатной сеткой, а криволинейной географической сеткой параллелей и меридианов, сумма углов треугольника как-то меняется? Да конечно же нет! Так в чем же дело?

Дело, разумеется, опять в принципе эквивалентности. Вспомните рассуждения о вращающемся диске, с которого мы начинали наш рассказ*). Ведь здесь существенно не то, что какие-то прямые линии стали кривыми, а то, что нарушены сами геометрические соотношения: отношение длины окружности к ее радиусу стало иным, чем то диктуется геометрией Евклида. И в силу принципа эквивалентности тот же эффект должен производиться силами всемирного тяготения (конечно, соответственно подобранными).

А искривление светового луча, которое мы использовали для наглядной иллюстрации того, что собой представляет физическая геометрия,— это не причина, а следствие искривления геометрии.

1 2