На границе неизведанного

Атомное ядро... Ядерная энергетика... Атомный век... Эти и десятки других, так или иначе связанных со словом «ядро» терминов заполняют страницы газет, книг, научных статей, волнуют людей, пробуждая и ужас и надежды. Можно смело сказать, что никогда никакие научные открытия не играли такой огромной роли для всего человечества, как открытия в области ядерной физики. Даже совсем далекие от физики люди не могут относиться к ним безучастно.

0275.gif

И в то же время... в то же время целые области белых пятен простираются здесь перед исследователем. Как же это возможно?— спросит с недоумением читатель. Ведь уже давно советские ученые включили рубильники первой атомной электростанции, уже взламывает ледяные поля атомный ледокол, уже стали необходимыми в самых разнообразных областях — от металлургии до производства елочных украшений —"специалисты-ядерщики. Как же возможно, что такое огромное и важнейшее место заняла наука, самые основы которой содержат какие-то (и немалые) неясности? Конечно, ничего парадоксального в этом нет. Мы находимся сейчас в таком же примерно положении, как каменщик, который умеет складывать из кирпичей здание, но о многих свойствах самих кирпичей, может быть даже о том, как они делаются, имеет лишь смутное представление. Иногда в таких случаях говорят, что мы изучили некоторые свойства, но не знаем сути. Пожалуй, это не совеем удачное для нашего случая выражение, но оно правильно отражает то обстоятельство, что мы еще не умеем единым образом объяснять всего множества опытных данных. Удивляться этому не приходится. Ядерная физика ставит проблемы, решение которых прямо упирается в самый основной вопрос — вопрос о строении вещества вообще, т. е. в конечном итоге об элементарных частицах. Их (опять напрашивается то же сравнение) иногда называют кирпичиками мироздания. И вот здесь мы пока оказываемся в положении Карла Линнея: мы не слишком далеко продвинулись за пределы систематики. Об «устройстве» этих частиц, даже о том, а что, собственно, подразумевается под словом «элементарные», практически ничего не известно.

Здесь проходит граница с областью неизведанного. Граница неустойчивая, подвергающаяся бурному натиску, но еще ни разу достаточно радикально никем не преодоленная. Впрочем, ядерная физика в этом отношении вовсе не находится в особом положении. Стоит повнимательнее вдуматься в любую проблему — и очень скоро цепочка рождающих друг друга «почему» приведет вас к области неизученного. Не зря говорится, что, изучая какой-нибудь вопрос, человек последовательно проходит через три стадии: первая — «все понятно», вторая — «все непонятно» и последняя — «кое-что понятно».