Тартарен и ускоритель

Физика... Недаром она стоит в первом ряду точных наук. Вы наверное помните ту славу, которую принесла знаменитому тарасконцу его изумительная меткость при стрельбе по фуражкам. Но даже Тартарен почувствовал бы, по-видимому, смущение, если бы ему предложили выпустить пулю, которая, пролетев несколько десятков тысяч километров, должна была бы попасть в копейку. А ведь подобная задача решена физиками в гигантских ускорителях элементарных частиц.

Движение огромных космических тел, траектории ракет, процессы внутри атомов, распад и взаимные превращения элементарных частиц — целый океан явлений описывается, и описывается количественно с изумительной точностью, законами физики.

Впрочем, при всеобщем обязательном образовании каждый имеет некоторое представление об этой науке. Физика может показаться какой угодно, даже скучной для некоторых, но никто не смеет упрекнуть ее в неточности, когда дело касается определения основных понятий физики. Естественно думать, что именно в физике понятие силы может быть однозначно и точно определено. Физика в значительной степени оправдывает эти надежды, но, как мы увидим в дальнейшем, дело обстоит далеко не так просто.

Давайте посмотрим сначала, как это понятие вошло в науку и какие превращения испытало в дальнейшем. Это слово не было придумано заново и не было взято из мертвого языка, как это произошло с большинством научных терминов: электрон, энтропия, интерференция и т. д. Оно вошло в науку из живого языка и поэтому далеко не сразу и отнюдь не без труда очистилось от оттенков, присущих обыденному его употреблению.